?

Log in

No account? Create an account
< back | June 16th, 2019 | forward >
nitoc [userpic]

***

June 16th, 2019 (08:26 am)

1982 г.
На юбилейном вечере Риммы Казаковой в ЦДЛ Ирина Гущева (популярный тогда ансамбль фольклорной музыки «Карнавал» - «Танец маленьких утят») была с подругой, редакторшей отдела ЦТ (кажется, «Народное творчество») Ольгой Молчановой. Та в Останкино снимала малоинтересную, скучную по причине унылой советскости программу «Шире круг» («Утренняя почта» была интересней, могли быть сюрпризы).

И вот, снимаемся в ШК. Гримерная, кресло - припудрили (до обидного быстро и скупо) и – в павильон. Вели Татьяна Веденеева и Лев Лещенко. Процесс оказался нудным, сказали, что наша очередь после обеда; стояли в потемках студии, смотрели, как пишется Марина Капуро с группой «Яблоко». В пегой национальной юбочке с бахромой, сапожках, притопывая спела Морозовскую «Маменьку» («Ах, мама, маменька, я уж не маленький») в несколько дублей. Толя был очарован. Потом появился Александр Морозов. Что мы про него знали? Поющий композитор, появляющийся иногда в телевизоре, но, в общем, и, по сути, ни то ни сё. Сидя за роялем, рассказывал истории, пел песни, старался, чтоб было увлекательно. Опять рывками и дублями: запись прерывалась, и следующий кусок начинался из-за такта, с нахлестом, с повтором слов; один в один тут главные слова, и заученность расстраивала. Потом объявили большой перерыв. Мы спустились в буфет, пили кофе с бутербродами. Появился Морозов; сидя за столиком, с кем-то беседовал, наверняка обсуждал съемки новых программ.

После перерыва опять Морозов, всё повторилось едва ли не с начала, теми же словами, поворотами, заходами на аплодисменты. Я понимал, что так это и должно быть, и, типа, вот как работают профессионалы, но стало скучно; под финал артист уже был самопародией, с комиковатым апломбом.

Read more...Collapse )

< back | June 16th, 2019 | forward >