?

Log in

No account? Create an account
< back | June 12th, 2019 | forward >
nitoc [userpic]

***

June 12th, 2019 (08:58 pm)

1980-й.
Почерк осознанно испорчен. Увидел, как пишет Олег Ривин – в-ниточку, с редкими всплесками. «Зачем?» «От посторонних глаз». «Зачем?»

Это навязчивое приглядывание к чужим повадкам. При конспектировании классиков посматривал на ленинский почерк (плотные вклейки факсимиле в ПСС). Каллиграфия, самодостаточная искренность линии, уверенность, неизменность, сформированность.

Обезьянничаю. Пишу лекции новым способом. Чтоб это прочитать, нужно как бы парить над текстом, брать его целиком, возгонять энергию гласных в кристаллической решетке единственно различимых на нитке в, ф, р, д… Чтоб начало резонировать, гудеть, петь.

Сейчас, разумеется, всё ушло. Но почерк так и не установился: прямо или с наклоном, рвано, открыто. Графологи, ау! Форма не замкнулась. Оттого дискомфорт: кто угодно заходи в распахнутые ворота, дрызгай как хочешь, всё равно - развалины. Даже здесь нет тыла, защиты.

Но окаменевший, неменяемый-и-форс-мажором почерк скучен. В нем всё свершилось, закончилось.

Был в Загорске. Встречался с Лашковым. Он играет с новыми музыкантами. Гитариста Сашу Савинова первый раз видел у Лашкова еще до его армии. Высокий, заполнивший собой комнатку лашковской полуторки, сидел на хлипкой кушетке, бегло дзынькал на неподключенной «доске», что-то самонадеянно внушал. И вот играют. Их база на Новостройке. Полуподвал, полумрак, девки. Савинов и Лорд (Андрюша Костин с длинными волосами копной) пьяные. Играют дипппепеловскую «Bloodsucker». Савинов и поет, даже высокое истерическое «no, no, no». Блэкморовские интонации узнаются, но звучат неряшливо, понтово. В конце разрушительного угара Савинов с силой кидает в темноту комнаты в сторону девок подвернувший под руку нож. Замешательство, нервный смех. Лашков трезв, не по ситуации ответственен и как всегда суетлив. Мне занятно и жутковато, как в зоопарке у клетки с гориллой.

Read more...Collapse )

< back | June 12th, 2019 | forward >